"Макарац" А.Ревазян - Односисия







МАКАРАЦ

 Арман Ревазян
Вы вошли как:- Гость | Группа "Гости"Приветствую! Гость

Поиск

Пользовательский поиск

Facebook

Где купить книгу



Flag Counter



Односисия







Интересную вещь мы встречаем у Плавта, который упоминает вымышленное название страны Unomammia, то есть «Одногрудие». Артюшков в своем переводе употребляет «Односисия»:

 

 — Скажу. Он персов с пафлагонцами,

Синоп, Арабов, Крит, Карийцев, Сирию,

Родос, Обжорию и Выпиванию,

Кентавромахию, Односисию

И Ливию и Виноградодавию

И половину всех как есть народностей -

За двадцать дней все это покорил один.[U1]


Под Уномаммией (Односисией), Плавт подразумевает страну амазонок, которые, по преданию, имели традицию выжигания одной груди. Должно быть у них, помимо ссылки на «обычное суеверие» были веские основания считать свои действия оправданными.

Позднее Страбон оправдывает эту «вредную привычку» амазонок тем неудобством которое при наличии груди возникает при ведении боевых действий. Якобы грудь мешает при метании копья: «С детства у всех них выжигают правую грудь, чтобы свободно пользоваться правой рукой при всяком занятии и прежде всего при метании копья

Таким образом можно подумать, что во времена Страбона, все прекрасно знали, какую именно из грудей вырезали амазонки. Но так ли это?

Надо отметить, что Страбон скептически относится к самому факту существования амазонок и пишет: «Со сказанием об амазонках произошло нечто странное. Дело в том, что во всех остальных сказаниях мифические и исторические элементы разграничены. Ведь старина, вымысел и чудесное называются мифами, история же — будь то древняя или новая, — требует истины, а чудесному в ней нет места или оно встречается редко. Что же касается амазонок, то о них всегда — и раньше, и теперь — были в ходу одни и те же сказания, сплошь чудесные и невероятные. Кто, например, поверит, что когда-нибудь войско, город или племя могло состоять из одних женщин без мужчин? И мало того, что состояло из них, но даже могло делать набеги на чужую землю и побеждать не только соседние племена, так что это войско дошло до теперешней Ионии, и могло предпринять даже заморский поход вплоть до Аттики? В самом деле, это допущение равносильно тому, если сказать, что тогдашние мужчины были женщинами, а женщины — мужчинами. Более того, такие же сказания об амазонках распространены и теперь, и наша склонность верить больше древним сказаниям, чем современным, еще более усиливает упомянутую странность».

 

Таким образом совершенно понятно, что уже во времена Страбона, сказания о амазонках считалось очень древним. Впрочем это и без того было ясно. Плавт, который упоминал Односисию, жил лет на 200 раньше Страбона и совершенно очевидно, что также и для него, сказание об одногрудых женщинах самая, что ни на есть седая старина, при этом старина не заслуживающая доверия и достойная упоминания, разве что, в комедийных сюжетах наряду с Обжорией и Выпиванией.

Совершенно понятно, что какое-бы то не было сказание, вне зависимости от того соответствует ли оно реальности или нет, должно быть основано на определенных традициях и иметь понятную эмоциональную подоплеку. Без двух этих условий невозможно само существование какого-либо сказания, будь это сказание древней старины или сказание в виде современного художественного и, тем более, документального сценария.

Здесь мы дело имеем со сказанием, которое даже ко временам древних греков, уже мало чего общего имело со своим первоначальным вариантом. Пожалуй единственное о чем мы с уверенностью можем утверждать, так это то, что это сказание было посвящено вырезающим себе грудь мужененавистницам.

Тут необходимо сказать еще об одной важной детали — Если бы легенда об амазонках принадлежала греческой или римской культуре, то скорее всего она бы смогла сохранить хоть какое-то рациональное зерно.

Впрочем, никто и не утверждает, что легенда об амазонках имеет балканское или аппенинское происхождение. Страбон в своей «Географии» ссылается на некоего Феофана, который сопровождал Помпея в походе и рассказал о том, что «в горах над Албанией обитают Амазонки», а также на  Метродора Скепсийского и Гипсикрата, которые утверждали, «что амазонки живут в соседстве с гаргарейцами в северных предгорьях тех частей Кавказских гор, которые называются Керавнийскими».

Тут есть и странное на мой взгляд совпадение (?) — сам Страбон родился в Амасии, а историк А. Б. Снисаренко не без основания считает, что ареал обитания амазонок практически совпадал с контурами прилегающих к Амасии районов. Так или иначе территория от Амасии до Кавказских гор и гор над Албанией, соответствует расположению исторических территорий Армении, что уже само по себе указывает на то, что, скорее всего, в Грецию легенда об амазонках была импортирована из Армении или из прилегающих к ней территорий, а следовательно рациональное зерно этой легенды, по крайней мере в виде какой-то определенной традиции и эмоциональной подоплеки, следует искать именно здесь, но никак не в Греции и уж точно не в Риме.

В подобных условиях сведение о том, что вырезали именно правую грудь, о чем пишет Страбон, выглядит уже надуманной детализацией и совершенно очевидно, что эта деталь принадлежит не оригинальному источнику, а скорее всего плод того, что древние греки и римляне, также как и мы, задавались вопросом — Если вырезали одну грудь, то какую именно и главное почему?







 [U1]Тит Макций Плавт. Куркулион (Curculio). Собрание сочинений в 3-х томах. Т. 2. М.: "Терра", 1997






 











Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright © 2009-2012 Arman Karleni Revazian, Erevan, Armenia. All Rights Reserved.