МАКАРАЦ

 Арман Ревазян
Вы вошли как:- Гость | Группа "Гости"Приветствую! Гость

Facebook

ПОИСК










Щит?

molorak.svg.pngГрафема Phaistos_glyph_12.png43, которую Годар и Ипсен обозначили как Щит,  встречается на диске 17 раз из которых 13 раз в паре с графемой Phaistos_glyph_02.png45. В четырёх остальных случаях встречается в паре с графемами Phaistos_glyph_40.png32,Phaistos_glyph_07.png43, Phaistos_glyph_26.png34, Phaistos_glyph_20.png15, причём во всех этих четырёх случаях графемаPhaistos_glyph_12.png43 оказывается во фрагменте замыкающей.

В армянском языке для обозначения слова щит есть два синонима vahan (վահան) и aspar (ասպար)[1], причём Г.Джаукян ссылаясь на Г.Ачаряна представляет оба слова как перенимания из иранского[2]. Это уже само по себе странно, но странности на этом только начинаются!

Если мы исходим из представлений индоевропеистики, согласно которой прото-армяне (носители основного словарного запаса армянского языка), прибыли из Балкан на Армянское Нагорье в процессе мощного миграционного потока в числе Народов Моря и смогли навязать свой язык населению могущественного Урарту[3], то мы должны признать также, что протоармяне являлись довольно воинственным племенем.

И.М.Дьяконов так и вообще представляет протоармян чуть ли не отрядом специального назначения своего времени – “Так как общее движение фрако-фригийских племен шло, как мы видели, с запада на восток, то в протоармянах мы должны видеть головной отряд этого движения.[4]

 Следовательно мы имеем полное право отметить, что для нации, которая образована на базе чрезвычайно воинственного племени, ничто не было столь важно, сколь вооружение, и кажется довольно странным, что слово значащее «щит», не было сохранено и вместо этого было перенято из иранского.

Заметим, что последний наш абзац есть ничто иное как перефраз аналогичного выссказывания Антуана Мейе  - « ..относительно той нации [армян], чья конституция, насколько это можно видеть, патриархального типа, ничто не было столь важно, сколь сын, который обеспечивает продолжение рода, и кажется странным, что значащее слово «сын» , было столь изменено..»[5]. Первое выглядит ничем не менее странно чем второе…

Фактически мы имеем парадоксальную ситуацию – воинственное племя фрако-фригийской группы, предположительно мушки (И.М.Дьяконов), вооруженное как мечами так и щитами столкнувшись с не менее воинственными хурритами, урартами и лувийцами, которые несомненно также были вооружены мечами и защищены щитами, образовали армянскую народность, и при этом почему-то забыли все существующие у этих народов названия такого предмета как Щит. Ни протоармянского, ни хурритского, ни урартского, ни лувийского названия Щита не сохранилось в древнеармянском и древние армяне были вынуждены заимствовать название щита у иранцев – переиначив авестийское vərəϴa “щит” на vahan (վահան), а из двух форм названия щита в средне-персидском  aspar и sipar, выбрать aspar.

Между тем, совершенно очевидно, что связав это с реальной и продолжительной действительностью, мы должны признать, что слово обозначающее такой предмет как Щит, является единицей того, что мы называем лексической базой языка, то есть наиболее устойчивым пластом его лексики или иначе говоря единицей основного словарного фонда. 

Основной словарный фонд не является неизменным, — и здесь создаются новые обозначения для старых понятий, в отдельных случаях и заимствованные, однако новейшими исследованиями установлено, что основной словарный фонд любого языка обновляется в среднем не более чем на 15% в течение 1000 лет.” – пишет академик И.М.Дьяконов.

Маловероятно, чтобы в число этих 15% попало слово, которое в условиях войн на продолжение всей истории хурритов, лувийцев, урартов и армян постоянно находилось, как говорится - на языке, то есть не имело какого-либо видимого шанса быть забытым. А тут забыты все возможные слова – хурритское щит, лувийское щит, урартское щит и армянское щит. (???)

Неразбериха, но уже совсем иного рода присутствует и в связи с армянским словом sur (սուր) “меч, остриё” и если уж мы говорим о Щите, то для сравнения имеет смысл рассмотреть и это.

И.М.Дьяконов считает арм. sur (սուր) “меч, остриё” перениманием выводя его из урартского šurə „оружие” и при этом пишет – “По всей вероятности, значительное число (несколько сот) слов древнеармянского языка, до сих пор не объясненных, окажется словами хуррито-урартского происхождения. Однако и эти слова не относятся все же к основному словарному фонду и поэтому древнеармянский, конечно, не может считаться родственным хуррито-урартским языкам. Этот пласт в древнеармянском следует рассматривать как субстрат — то есть как остаток языка местного населения Армянского нагорья, сохраненный при его перexоде на древнеармянский язык.”[6].

Однако в отличии от И.М.Дьяконова, Г.Ачарян и Г.Джаукян считают это слово исконно армянским, берущим начало от индоевропейского kō-ro-, образованного посредством k′o- “точить” и частицей –ro-.

В действительности же арм.sur имеет самое непосредственное отношение к шумерскому cuneiform sirsir (sir5) “острый”[7]. Заметим, что в отличии от урарткого šurə „оружие” предложенного Дьяконовым в качестве первоисточника для арм.sur и индоевропейского kō-ro- “точить” предложенного для этой же роли Ачаряном, наше шумерское cuneiform sirsir (sir5) “острый” совпадает с арм. sur “острие, меч” как значением, так и фонетикой и поскольку это никак нельзя считать совпадением, то придётся сделать следующий вывод – Возможно урартское šurə „оружие” и индоевропейское *kō-ro- “точить” и имеют отношение к арм. sur (սուր) “меч, остриё”, но никак не в качестве источников перенимания для армянского слова.

Этот в высшей степени ясный пример даёт нам достаточно оснований по крайней мере для того, чтобы подвергнуть сомнению как миграционную теорию происхождения армян, так и, конкретно для данного случая, позицию Г.Ачаряна и Г.Джаукяна относительно слов обозначающих Щит.

К шумерскому cuneiform sirsir и армянскому սուր (sur) у нас ещё будет повод вернуться, теперь же мы попытаемся рассмотреть проблему самостоятельно и обратим внимание на арм. ampar (ամպար) “планета”[8] сравнив это слово с aspar (ասպար) “щит”.

Ачарян замечает, что слово ampar (ամպար) присутствует лишь у Гевонда Алишана в книге “Древние верования армян” и напоминает, что это слово Алишан изьял из какой – то старой рукописи название которого не обозначил.

В упоминаемом Ачаряном фрагменте, Алишан приводит выссказывание вардапета[9] Вардана (ссылающегося на труд Егише “Толкование Книги Бытия”)  о том, что помимо семи планет, существовало также Cемизвездие. И сразу за этим Алишан пишет – “Иной же вардапет, взяв это у того же Егише, это семизвездие называет Aмпар”.[10]

В связи со всем этим возникает подозрение, что здесь присутствует ошибка которую в равной мере мог сделать как сам Алишан, так и упоминаемый им некий вардапет или даже сам Егише в своём толковании Книги Бытия.

Дело в том, что армянские заглавные Ս(s) и Մ(m) довольно похожи и мне самому работая со старыми словарями уже приходилось разбираться в том какая именно буква была употреблена в том или ином слове. Это же могло произойти со всеми нашими героями и вполне возможно, что кто-то из них принял заглавную Ս(S) в слове ԱՍՊԱՐ за Մ(M) и таким образом вместо ԱՍՊԱՐ (aspar) получил ԱՄՊԱՐ (ampar).

Это позволило бы предположить, что армянское aspar (ասպար) омонимично и имеет сразу два значения - “щит” и “планета”. Единственное, что меня заставляет отнестись с сомнением к своей же версии, так это тот факт, что как-то уж очень кстати оказались созвучны армянское  ampar и латинское imperium. Почему я нахожу, что два эти слова взаимосвязаны?

Первая причина основана пока исключительно на догадке или можно сказать на навязчивой идее, заключающейся в расположении иероглифа Phaistos_glyph_12.png43 на Фестском Диске. Располагается же Phaistos_glyph_12.png43, как мы уже знаем, в самом начале послания, сразу же за иероглифом Phaistos_glyph_02.png45, составляя таким образом самую часто встречаемую на диске пару Phaistos_glyph_02.pngPhaistos_glyph_12.png. Если мы допускаем, что иероглиф Phaistos_glyph_12.png43 имеет значение “империя”, мы обязаны в таком случае также допустить, что под Phaistos_glyph_02.png45 значится название этой империи и, в таком случае, становится понятно почему именно с этой пары начинается текст и почему именно эта пара так часто встречается на диске.

Достаточно сказать, что пара “название + детерминатив в значении “страна”” это наиболее часто встречаемая пара почти во всех древневосточных гимнах или эпосах.

К примеру в 636 строках шумерского эпоса “Энмеркар и жрец Аратты” подобная пара встречается целых 155 раз, в виде  - kulabaki (39 раз),  unugki (21), eridugki (6), susinki (3), ancanki (2), cuburki (1), hamaziki (1), dilmunki (1), eannaki(1), но чаще всего, 80 раз (!) упоминается Страна Аратта, причём в половине случаев arattaki стоит во главе строки.

В шумерском эпосе речь идёт о Стране Аратта и не удивительно, что именно название этой страны столь часто упоминается в начале строк и точно также вовсе не удивительно будет в итоге узнать, что пара Phaistos_glyph_02.pngPhaistos_glyph_12.png на Фестском Диске в начале фрагмента столь часто употребляется по той же самой причине.

Данная аналогия приобретает пусть и не большой, но дополнительный вес если учесть, что и там, и там процентное отношение фактически одинаково, то есть если в шумерском тексте пара “название страны + детерминатив “страна”” встречается 155 раз в 636 строках то это составляет 24.37% случаев. Присутствие же пары Phaistos_glyph_02.pngPhaistos_glyph_12.png 13 раз в 60 фрагментах Фестского Диска составляет 21.67% случаев. Разница в 2,7% как видим несущественная и параллель вполне допустимая!

Добавим к этому, на типовую схожесть четверостишья (596-599 строки) шумерского эпоса, с четырмя строками (4-7)  Фестского Диска;  

596

ganam

Imdalulu

arattaki-ac u8-da sila4-bi

597

ganam

Imdalulu

arattaki-ac ud5-da mac2-bi

598

ganam

Imdalulu

arattaki-ac ab2-da amar-bi

599

ganam

Imdalulu

arattaki-ac eme5 dur3ur2 im2 gig2-ga-<bi>[11]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глинянная крышка с картушем имени гиксосского царя Хиана найденная при раскопках Кносса Артуром Эвансом. И поскольку схожесть очевидна и вполне можно говорить о традиционной связи, то будет совершенно неудивительно в итоге узнать, что данные строки Фестского Диска содержат нечто схожее с текстом этих четырёх строк шумерского эпоса!

При этом необходимо учесть, что к иероглифам Фестского Диска относится всё то, что относится к египетским иероглифам, ведь совсем не случайно Артуром Эвансом при раскопках в Кноссе была найдена крышка сосуда с картушем имени египетского фараона гиксосской династии Хиана (рис. 2)[12], ведь как известно египетская иероглифическая письменность была основана на принципе ребуса и шарады, а это означает, что каждый иероглиф может обозначать не только тот предмет который изображён, но и целый ряд иных предметов и понятий, то есть и в нашем случае пара Phaistos_glyph_02.pngPhaistos_glyph_12.png может выражать не одно значение, а два, возможно три и может быть ещё несколько значений в паре или врозь. Вот что пишет об этом автор учебника “Египетская грамматика” А.Х.Гардинер - “О начале письменного периода истории можно говорить лишь с той поры, как египтяне открыли принцип ребуса и шарады – это произошло незадолго до додинастического периода [то есть до V тысяч.до н.э - А.Р]. Новизна этого принципа заключалась в том, что изображения предметов стали использовать не для обозначения самих этих предметов или близко связанных с ними понятий, а для передачи совершенно иных вещей, которые нелегко представить с помощью изображений, но можно передать благодаря тому, что их названия звучат сходно с названиями изображаемых предметов. Очевидно, что имена собственные можно передать только таким способом, и, возможно, именно от них берёт начало иероглифическая письменность. Подобным образом, для того, чтобы передать большие числа, такие как “тысяча” или “десять тысяч”, с помощью одних лишь изобразительных средств, надо тысячу или десять тысяч раз повторить чёрточку или рисунок исчисляемого предмета; даже если писец справился бы с этой нелёгкой задачей, всякий, желающий понять смысл этого изображения, столкнулся бы с не менее сложной задачей подсчёта этих чёрточек или рисунков. Египтяне придумали простой способ избежать такой сложности. Слово “тысяча” в египетском языке звучит как ḫa, а “десять тысяч” как djēbac; но ḫa в египетском означает также “лотос”, а djēbac – “палец”. Поэтому, для того, чтобы написать иероглифами “32 000 голов скота”, достаточно было изобразить три пальца и два лотоса рядом с рисунком быка, то есть  .” [13].

И потому не исключено, что также и этим обусловлен факт той особой частоты с которой эта пара встречается на Фестском Диске. Причём необходимо сказать, что вышеозначенный принцип применим не только для иероглифической письменности Египта. Всё тоже самое применялось и в клинописи и в обычном алфавитном письме благодаря тропам.

Вот что пишет по этому поводу И.М.Дьяконов -“В самом грубом приближении троп можно охарактеризовать как обобщение путем сопоставления. Например, для обобщения по определенному качеству или свойству данное явление обозначалось через словесное наименование другого явления: либо явственно тоже обладавшего этим именно свойством (наложение прямого значения определенного слова в качестве переносного значения на слово определяющее — метафора), либо смежного, сопутствующего определяемому (метонимия), либо через слово, имеющее звуковое сходство со словесным значением определяемого (омофония). Явления мира в их движении сложны, и один троп цепляется за другой, образуя более или менее сложные цепочки (семантические ряды) и целые поля…

Выражение отождествления, эпитета и сравнения одними и теми же средствами показывает возможность пользоваться отождествлением, эпитетом и сравнением в качестве обобщения — либо по принципу метафоры (т. е. так, что одно явление сопоставляется = отождествляется с другим, хотя с ним и не связанным, но обладающим общим с ним признаком, с целью обобщения именно этого признака, например «солнце — птица» вместо «солнце парит в пространстве и движется по небу», «источник воды — глаз» вместо «круглый, блестящий»), либо по принципу метонимии, т. е. подмены одного понятия другим, связанным с ним в каком-то отношении, необязательно по линии причинно-следственной связи, например: шум. ngeštu(g)-sum-(m)a ухом наделенный (= мудрый, глубокомысленный); аккадск. šumam lubni'am имя построю себе (= «прославлюсь») šuma lā zakrū именем не названы («не существуют»).”[14]

И ЭТО 1\5 –ая статьи про один знак Фестского Диска


[1] Возможно имеет смысл заметить, что и vahan (վահան) и aspar (ասպար) популярны в Армении в качестве личных имён.

[2]Первоисточником для vahan (վահան) предлагается рассматривать авест. vərəϴa “щит”, а для aspar средне-персидское aspar, либо же форма sipar обозначенная как в авестийском, так и в средне-персидском и даже персидском. /G.Djahukian. Armenian Etymological Dictionary, Erevan, 2010/ . Логично пользоваться новейшими этимологическими словарями, поскольку предполагается, что в них представлены новейшие достижения в области этимологии. Однако в нашем случае, пользуясь Армянским Этимологическим Словарём Г.Джаукяна вышедшего в свет в 2010 году, мы вынуждены будем всякий раз просматривать источники на которые ссылается сам Г.Джаукян и для этого существует достаточно веская причина. Например представляя слово vahan (վահան) Г.Ачарян относит оное в перечень иранских заимствований с достаточно выраженной долей сомнений – “должно быть является перениманием из иранского (Իրանեան փոխառություն պետք է լինի)”, но в устах академика Джаукяна это соображение приобретает уже категоричную форму – “Перенимание из иранского источника (Փոխառություն իրանական աղբյուրից)”. Следует заметить, что в период 1926 года, то есть с момента издания “Армянского Корневого Словаря” Г.Ачаряна до момента кончины академика Джаукяна в 2005 году и посмертного издания “Армянского Этимологического Словаря” Г.Джаукяна в 2010 году, никаких новых данных, которые бы позволяли придать данному предположению Г.Ачаряна статус факта не существует. К сожалению это не единичный случай, а потому во всех подобных случаях есть смысл обращаться к первоисточнику. 

[3] Подробнее смотрите - И. М. Дьяконов “Предыстория армянского народа. История Армянского нагорья с 1500 по 500 г. до н.э. Хетты, лувийцы, протоармяне”. Ереван,1968. Необходимо отметить, что гипотеза И.М.Дьяконова не лишена противоречий, так например в одном месте, говоря о возможности рассмотрения в качестве предка армянского языка киммерийский, Дьяконов ссылается на малочисленность киммерийцев –“Большинство исследователей считают киммерийцев фракоязычными, и поэтому следует рассмотреть, нельзя ли считать их язык предком древнеармянского. На это следует ответить отрицательно. Прежде всего, киммерийцы были малочисленны. Опасность их заключалась лишь в их большой подвижности, в том, что они впервые ввели тактику массового кавалерийского боя.” Но чуть ниже, говоря о численности протоармян по сравнению с местным населением, малочисленность протоармян Дьяконова не особенно смущает. Он пишет – “Число мушков и урумейцев не могло быть значительным. Анналы Тиглатпаласара I говорят о вторжении в Кадмухи 20000 воинов-мушков (причем среди этих воинов, вероятно, могли быть и местные жители Алзи; не исключено, что эта цифра преувеличена) и о 4000 воинах-касках и урумейцах. Если считать, что в те времена воином был каждый четвертый, то надо полагать, что общая численность вторгшихся племен была от ста до двухсот тысяч, даже считая тех, кто не участвовал в походе на Кадмухи. Между тем местное население было более многочисленным. Так, по данным анналов Сардури II, он отменил по Урартской державе 350 тыс. воинских повинностных единиц, из чего видно, что население Урарту значительно превышало миллион и могло составлять два-три миллиона. ”. Тем не менее эти обстоятельства не становятся поводом для того, чтобы в качестве языка предка древнеармянского не рассматривать язык так называемых протоармян фрако-фригийской группы, как это было сделано в случае с киммерийским.

[4] И.М.Дьяконов там же

[5] Антуан Мейе. «Арменоведческие исследования» Ереван-1978 на арм.языке.с.186 или же см. Le nom du «fils», MSL, т.21,1918, стр.45-48

[6] И.М.Дьяконов., там же

[7] См. Электронный словарь университета Пенсильвании (ePSD).

[8] Г.Ачарян. Корневой Словарь Армянского Языка., Ереван. 1926.

[9] Арм.Вардапет – церковный учитель, наставник.

[10] “Մոլորակաց ծանօթութիւնն շատ ի հնուց է, և աստեղաբաշխութեան մէջ ծանոթ ամեն ուսանողաց. մեր շատգէտ Վարդան վարդապետ (Պատմիչն) Եղիշէի Ծննդոց մեկնութենէն առած գրէ, թէ ”Ի վեր քան զեօթն մոլորակս` եօթն այլ աստղ կայ նշանավորք, յոյժ ցրտագոյն և ամենեւին սառնամանիք. և են ի մէջ մոլարից, և զհրաբորբոք ջերմոթիւն արփոյն` նոքա յինքեանս առնուն”: Ուրիշ վարդապետ մ’այլ նոյն Եղիշէէ առած` այս եօթն աստղերը Ամպար աստեղք կոչէ, որ թուի Անպար` այսինքն անշարժ, ինչպէս համարուի Բեւեռն:” – Г.Алишан “Древние Верования Армян”. Тип.Св.Лазаря. Венеция,1910 (на арм.яз). стр.123.

[11] - Воистину, для Аратты, овец и ягнят своих ныне умножьте;

Воистину, для Аратты, коз и козлят умножьте;

Воистину, для Аратты, коров и телят умножьте;

Воистину, для Аратты, ослиц и черных, быстроногих ослят умножьте. [Перевод мой]

[12] “In the stratum reffered to, immediately beneath the wall foundation, and in company with fragments of stone ewers with plait-work decoration like those described, inlaid pots, and similar sherds, was found an Egyptian alabastron lid inscribed with the cartouche of the Hyksos Pharaoh Khyan... The cartouche on the alabastron lid from Knossos reads: Ntr nfr s. wsr-n-Rc, Hy'n - "The good God, Suserenra, son of the Sun, Khyan'.”” Evans, Arthur J.The Palace of Minos: a comparative account of the successive stages of the early Cretan civilization as illustred by the discoveries at Knossos (Band 1): The Neolithic and Early and Middle Minoan Ages — London, 1921. p.419-420.

[13] Гардинер А. Х. Египетская грамматика. Русский перевод данного фрагмента взят из интернет на странице по адресу -  http://www.egyptology.ru/lang.htm#Gardiner . Автор перевода  к сожалению неизвестен. В анонсе указано, что перевод сделан по изданию: A. H. Gardiner. Egyptian Grammar; Being an Introduction to the Study of Hieroglyphs. 3rd ed. Oxford, Griffith Institute, 1957. Сказано также,  что печатного издания перевода нет по причине отсутствия спонсоров. Верность перевода сверена с оригиналом.

[14] И.М.Дьяконов. Архаические мифы Востока и Запада. Москва.,1990;

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright © 2009-2012 Arman Karleni Revazian, Erevan, Armenia. All Rights Reserved.