МАКАРАЦ

 Арман Ревазян
Вы вошли как:- Гость | Группа "Гости"Приветствую! Гость

Facebook

ПОИСК










Каталог статей

Главная » Статьи » Каталог статей


Авторитет в науке и научные авторитеты

Проблема искуственных авторитетов в науке имеется во всём мире, но особенно ярко выражена она на постсоветском пространстве и, следовательно, любая страна этого пространства, заявившая развитие науки и наукоёмких производств в число приоритетов развития государства, не сможет добиться результатов без разрешения данной проблемы. В связи с этим представляю выдержку из статьи "Авторитет в науке и научные авторитеты"  доктора физико-математических наук, профессора Новосибирского государственного университета С.А. Дзюба, где ясно и чётко описана суть проблемы для которой необходимо найти решение. 

Недавно попалась на глаза диссертация, выполненная в одном нидерландском университете на знакомую мне тему. Сразу подумалось, что научным руководителем диссертанта должен быть известный специалист, который именно в этом университете развивал идеи, на которых была построена эта диссертация. Но оказалось, что научный руководитель другой. Он не работал по этой теме. Но зато он был профессором, а тот специалист по причине своей относительной молодости занимал лишь временную позицию в его группе. Неприятно резануло, что авторство научных идей принадлежало одному, а формально оказалось приписанным другому.

Случаи, когда профессиональная работа в науке одних укрепляет научный авторитет других – тех, кто занимает более высокое служебное положение, – в научном мире вещь не редкая. Это явление интернациональное, и реализуется оно в основном по следующему механизму. Главным осязаемым продуктом деятельности в фундаментальной науке является статья в научном журнале. У статей на экспериментальную тему обычно несколько соавторов, каждый из которых выполняет определенную часть работы. Но творческий вклад каждого из соавторов может быть разный. У кого-то из них вклад в статью определяющий – ему принадлежит идея эксперимента, интерпретация результатов, он пишет саму статью. Однако со стороны не видно, у кого какой вклад. Известно только, кто из соавторов выше по должности. И именно этому человеку, обычно руководителю в ранге заведующего лабораторией (в нашей стране) или профессора, по гранту которого эта работа делается (так за границей), приходят приглашения на конференции с пленарными докладами, ему журналы заказывают обзорные статьи, его приглашают в научные советы, оргкомитеты и т.д. Все это способствует «раскрутке» данного руководителя, который подобным образом в итоге может стать научным авторитетом в своей области.

Если творческий вклад руководителя в статьях не определяющий, тогда получается, что его научный авторитет возникает или увеличивается за счет достижений подчиненных. Бывает и так, что творческого вклада нет совсем – либо способности у человека иссякли, либо их не было вообще, а свою должность он занял в силу действия каких-то случайных факторов. Тогда такой руководитель становится соавтором научных статей только благодаря своей должности. Но вот что интересно: механизм раскручивания научного авторитета при этом работает так же или почти так же, как и в случае действительно высокопрофессионального ученого с большим творческим потенциалом. Конечно, и чисто организационная работа руководителя важна для успешной деятельности научного коллектива. Но все-таки без творческого вклада ученого нет. Поэтому заработанный подобным образом научный авторитет нельзя считать настоящим.

Появление таких искусственно созданных авторитетов может при определенных условиях стать серьезной системной проблемой для функционирования науки. Вот об этой проблеме, которая обычно остается за кадром даже для многих научных работников, и хочется поговорить подробно.

Искусственная раскрутка авторитета приводит к ряду неблагоприятных последствий. Во-первых, у «профессионального начальника», который никогда реально не занимался творческой научной работой – не предлагал экспериментов, не задумывался над их интерпретацией, не проводил расчетов (и, что важно, не испытывал чувства удовлетворения от своих творческих находок), – как правило, отсутствуют глубокая предметная интуиция и понимание сути научной работы. Соответственно подобные «авторитеты» при обсуждении принципиальных вопросов в научных советах и комитетах зачастую способствуют принятию неправильных решений. Во-вторых, люди без творческих способностей обычно не терпят рядом с собой действительно талантливых и самостоятельных людей. В них они подсознательно видят угрозу для своего положения, их они начинают всячески зажимать и препятствовать их карьере.

Причем надо заметить, что «авторитетное» мнение относительно научной политики может быть неправильным, даже если оно принадлежит действительно выдающемуся ученому. Так, известнейший английский физик XIX века, президент Лондонского королевского общества (аналог нашей Академии) лорд Кельвин на склоне лет допускал высказывания типа «У радио нет будущего», «Летательные аппараты тяжелее воздуха невозможны», «Рентгеновские лучи – это мистификация». Что же тогда говорить об авторитетах искусственных…

В продвинутых в научном отношении странах действуют механизмы по ограничению влияния научных авторитетов – причем всяких, и настоящих в том числе. Этому служит, например, установление предельного возраста для пребывания в должности (ведь с возрастом авторитет только растет). В Европе это обычно 65 лет, а в лидирующей в мире по продолжительности жизни Японии и вовсе 63. В правилах выделения грантов специально подчеркивается, что гранты даются вне зависимости от занимаемой должности. Очень важно то, что руководитель даже небольшой лаборатории или группы уже полностью независим от вышестоящих авторитетов. Принимаются специальные меры по стимулированию ротации кадров и т.д.

И всегда при занятии вакантной позиции профессора имеет место настоящий конкурс с жестким отбором кандидатов, число которых может достигать 200–300 человек на место. А после того как этот конкурс выигран, расслабляться тоже нельзя: надо постоянно конкурировать с коллегами за получение грантов. И если у тебя нет соответствующего потенциала, в такие игры играть не захочется.

В разных странах, конечно, все по-разному. В развитых европейских странах и в США из-за действия описанных механизмов относительная доля искусственных авторитетов относительно мала. А вот где-нибудь в Южной Италии соавтором научной работы вполне можно стать лишь за свое служебное положение (был у меня лично такой соавтор). В Японии тоже не все просто. Там сильно развито уважение к возрасту (наверное, в противодействие этому там столь низкий возрастной ценз) и существует негласная кастовая система в обществе – а это способствует раскрутке искусственных авторитетов (тоже личные впечатления от года работы в этой стране).

Проблема искусственных авторитетов в науке почти не обсуждается еще и потому, что уж больно интимный характер имеет оценка творческого потенциала конкретного человека. И в критериях можно ошибиться, и чье-то самолюбие легко задеть. Но если задаться целью трезвой оценки состояния дел в научной сфере (а вроде бы такой этап для российской науки сейчас настал), надо вытаскивать на поверхность и самые потаенные глубинные проблемы.

 






Источник: http://www.ng.ru/ideas/2014-01-27/9_science.html
Категория: Каталог статей | Добавил: arevazian (19.04.2019) | Автор: Сергей Дзюба E W
Просмотров: 288 | Теги: научный, авторитет, искуственный | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright © 2009-2012 Arman Karleni Revazian, Erevan, Armenia. All Rights Reserved.