МАКАРАЦ

 Арман Ревазян
Вы вошли как:- Гость | Группа "Гости"Приветствую! Гость

Поиск

Пользовательский поиск

Facebook

...



Flag Counter



Каталог статей

Главная » Статьи » Арменоведение


Емельянов В. В. - Инанна и Энки: текст и ритуал

Литература Древнего Востока не знает графомании. Все ее произведения строго функциональны, и функциональность эта отражается в их колофонах. Дошедшие до нас гимны в большинстве своем являются хвалебными песнями, посвященными определенному божеству и его храму, некоторые предназначены для прославления обожествленной царской власти. Каждый такой гимн возникает как литературная обработка определенного ритуала, имеющего привязку к календарному празднику.

Колофон шумерского текста, условно называемого "Инанна и Энки” (Farber-Flugge, 1973; От начала начал, 47-60), указывает только число строк (411), а о предназначении композиции ничего не говорит. Мы можем лишь констатировать тот факт, что по формальным признакам перед нами все тот же гимн, посвященный прославлению божества. Непонятен стоящий за этим гимном ритуал, и совершенно не выяснена его календарная привязка. Еще в 1974 г. в рецензии на издание текста "Инанна и Энки” Б.Альстер писал, что путешествие Инанны должно, скорее всего, имитировать небесное явление исчезновения и возвращения планеты Венера (Alster 1974, 28-29). Однако, непонятно, какой цикл Венеры в этом случае должен имитировать ритуал. Вряд ли речь идет о суточном восхождении и захождении и еще менее вероятно, что ритуал мог имитировать цикл обращения Венеры вокруг Земли. В настоящее время существует гипотеза календарной датировки текста, предложенная Дж. Клейном и присоединившимся к нему М.Коэном. В статье 1990 г. Клейн обращает внимание на ряд административных текстов III династии Ура, в которых упоминаются жертвы ezen-ma2-an-na "празднику ладьи Ана” и dInanna @a3-ma2-an-na "Инанне, (пребывающей в) ладье Ана”. Клейн замечает, что в тексте "Инанна и Энки” также упомянута "ладья Ана”, на которой Инанна отправляется в город бога Энки Эреду. Следовательно, считает он, "праздник ладьи Ана” должен был включать в себя, кроме прочего, и путешествие Инанны в Эреду, где она похищает МЕ. Таково, по Клейну, первоначальное основание (Sitz im Leben) данного текста (Klein 1990, 32). Через три года к гипотезе Клейна присоединяется Коэн, анализирующий название десятого урукского месяца iti-ma2-an-na "месяц ладьи Ана”. Коэн также ссылается на тексты III династии Ура, в которых фигурируют жертвы "ладье Ана” и Инанне, и добавляет к версии Клейна точную календарную привязку путешествия Инанны. Согласно списку календарей VR 43, десятый месяц урукского календаря соответствует десятому месяцу ниппурского — следовательно, праздник в честь "ладьи Ана” справлялся урукцами в декабре-январе, в период зимнего солнцестояния (Cohen 1993, 215-220). Таково на сегодняшний день единственное обоснование календарной привязки текста об Инанне и Энки.

Обоснование это вызывает большие сомнения. Прежде всего, единственным основанием для гипотезы Клейна-Коэна служит факт обнаружения в хозяйственных текстах III династии Ура жертв "ладье Ана” и "Инанне, (пребывающей) в городе”. Ни в одном таком тексте ничего не говорится об Энки, Эреду, путешествии Инанны в Эреду, о привозе ею МЕ. Далее, сам же Коэн приводит тексты, посвященные "ладье Ана” и датированные совсем другим временем — седьмым месяцем урукского календаря. Стало быть, празднества в честь ладьи Ана и Инанны проводились в Уруке времен III династии Ура дважды. Коэн также замечает, что в последний раз "праздник (в честь) ладьи Ана” фиксируется текстом 61 года Селевкидской эры (251 г. до н.э.), причем сама эта ладья используется для перевозки статуи Ана из ниши в его новогоднее жилище на 7-й день первого месяца нисану (Cohen 1993, 429). Тот же самый новогодний контекст упоминания ладьи Ана виден из списка жертвоприношений времени старовавилонской Ларсы, когда жертвы Иштар, Шамашу и ma2-an-na приносятся на 26-й день первого месяца (Cohen 1993, 219-220). Наконец, сомнения вызывает сам поздний ассирийский текст VR 43, вполне произвольно подгоняющий порядок следования урукских и прочих месяцев к порядку ниппурско-вавилонского календаря. Какие у нас есть основания доверять этому списку соответствий, как мы можем проверить его данные — непонятно. Но если все же встать на позицию Коэна и отождествить десятый урукский месяц с десятым ниппурским - получим отражение друг в друге не двух, а как минимум трех праздников: в Уре десятый месяц называется iti-ezen-maC-an-na "месяц высокого праздника (в честь) Ана”. В этом случае придется обратиться к двум комментариям на календарные праздники. В Астролябии Б на X месяц сказано о "великом празднике Анума” и "сиянии Иштар”, а в астрологическом своде Iqqur-ipu@ 105, 10 X месяц принадлежит "Ниншубуру (акк. Папсуккаль), визирю Анума и Иштар”. Стало быть, речь идет о некоем празднике в честь богов небесного свода — Анума, Иштар и их мажордома Папсуккаля. В этом празднике вполне может принимать участие "ладья Ана”, в которой Инанна путешествует по ночному зимнему небу (Емельянов 1999, 123-124). Та же самая ладья принимает участие в празднествах первого и седьмого урукского месяца, которые в сопоставлении с первым и седьмым ниппурским могут рассматриваться как периоды весеннего и осеннего равноденствий. Значит ли это, что и в период летнего солнцестояния приносятся жертвы Инанне и "ладье Ана” ? Этого мы пока не знаем. Несомненно одно: если признать точность соответствия между десятыми месяцами Ниппура, Урука и Ура, то Инанна и "ладья Ана” никак не связаны в этот период с Энки, Эреду и путешествием за МЕ. Иначе эти имена, равно как и этот факт, были бы обязательно упомянуты в комментариях и в самих хозяйственных текстах. Таким образом, версия Клейна-Коэна представляется недостаточно убедительной.

Издавая текст "Энки и устройство мира” в 1964 г; А.Фалькенштейн усмотрел связь между его последней частью и текстом об Инанне и Энки. Исследователь предполагает два варианта взаимодействия текстов: либо гимн об Энки и устройстве мира написан на основе более старого текста об Инанне и Энки, либо, напротив, текст об Инанне и Энки создан в продолжение последнего. Стык между текстами Фалькенштейн усматривает в сцене из "Энки и устройства мира”, где Инанна упрекает своего отца Энки в том, что он забыл наделить ее МЕ (Falkenstein 1964, 46). После вопроса, смысл которого еще не вполне ясен (мы понимаем его как "что у тебя уменьшилось ? чего тебе добавить ?”), Энки наделяет Инанну весьма специфическими атрибутами власти, куда входят различные эмоциональные состояния, пошив царской одежды и музыкальные инструменты. По мнению Фалькенштейна, из этого мотива могло впоследствии выйти представление о мщении Инанны отцу путем похищения всех МЕ из его города. Мы, вероятно, никогда не узнаем, имеется ли историческая связь между этими двумя текстами, но существует один-единственный момент, который действительно может объединить их. Действие текста об Энки и мировом порядке происходит весной — об этом свидетельствуют три аргумента: а) небесной координатой храма Энки, возводимого в эту пору, названо созвездие Пегаса, восходящее в период весеннего равноденствия и считающееся новогодним; б) Энки, распределяющий МЕ, дает плодородную силу разливающимся рекам, а разлив их происходит в то же время; в) после распределения МЕ Энки получает атрибуты царской и жреческой власти, а мы хорошо знаем, что интронизация также происходила в период весеннего равноденствия (Емельянов в печати). Это очень важный и знаменательный факт — распределение МЕ в мире, согласно тексту "Энки и устройство мира”, происходит весной.

Издавая в 1995 г. фрагмент текста "Инанна и Энки” из женевского Музея искусств и истории, Г.Фарбер-Флюгге обратила внимание на строчку 5’, которая в двух вариантах читается следующим образом:

A5’: lu2-hi@3-du11-ga ki?-tak4-a-hu10 mu@3 nam-ba-a[n- ]

B5’: [ -d]u11-ga i3-tak4-[x]-[h]u10-@e3 mu@3 nam-ba-an-tum2-m[u]

Эта строка служит финалом монолога Инанны перед отправлением в Эреду, и именно эти слова сразу после их произнесения слышит премудрый Энки, который приказывает своему слуге Исимуду радушно встретить и накормить дочь. Фарбер-Флюгге сравнивает приведенную строчку со строкой "Энки и устройство мира”: ki-sikil dInanna harza2 tak4-am3 "Дева Инанна, не получившая должности, (вошла к Энки)” (386). С ее точки зрения, Инанна направляется к Энки в Эреду, затаив месть за то, что при раздаче МЕ ее обделили должностью. В этом якобы проявляется прямая связь между двумя текстами в плане фабулы. Перевод Фарбер-Флюгге, однако, гласит: "My having been neglected by the man who has had sex (= my begetter ?) will always be present (on my mind)” ("Отвержение меня человеком, совершившим половой акт ( = моим предком ?) всегда пребудет (в моем разуме)” (Farber 1995, 289-291). При этом lu2-hi@3-du11-ga "человек соития” она понимает как "предок”, полагая, что речь идет об Энки. Но это слово в шумерском буквально означает "сексуальный партнер”. Что-то здесь не так.

В самом начале текста "Инанна и Энки” (I 2-9) сказано:

[tug2@u-gur-ra me]n-eden-na sah-ha2 mu-ni-in-hal2

[ ] x sipa-ra ga2-udu-@ e3 an-na-ra-e3

[ ga]m-e-dam gal4-la-ni u6-di-dam

[ z]i-de3-e@ gam-e-dam gal4-la-ni (u6-di-dam)

[ ga]l4-la-ni-@e3 Cul2-la-e ni2-te-ni mi2-zi iri-in-ga-am3-me

[dInnin ga]l4-la-ni-@e3 Cul2-la-e ni2-te-ni (mi2-zi iri-in-ga-am3-me)

[ ] igi nam-@ i-in-bar

[ ig]i nam-da-ra-@i-in-bar

["Шугур, ве]нец Степи, на голову возложила,

[ ] к пастуху в овечий загон вошла, —

[Пусть перед нею он склон]ится, пусть лону ее подивится !

[ Ис]тинно пусть перед нею он склонится, пусть лону ее (подивится) !



[ Ло]ну своему сама радуясь, хвалу себе она возносит,

[Инанна, ло]ну своему сама радуясь, (хвалу себе она возносит).

[ ] взор свой она устремила,

[ на] него взор она устремила.”

Речь идет, несомненно, о священном браке - вернее, о попытке священного брака, которая ничем не кончилась и до привоза МЕ в Урук не возобновлялась. Партнером Инанны был, как известно, овечий пастух Думузи. В конце текста Инанна привозит МЕ в родной Урук и расставляет их в местах, связанных с тем же священным браком — возле "колодца святых омовений”, гипара и энуна. Ее слуга Ниншубур тогда же говорит: "Госпожа моя ! Ныне ты привела ладью Ана к древним воротам Урука, Кулаба ! Отныне изобилие придет в наш город !” (II 4 116-117). Инанна ей отвечает (II 4 121-122, 125-128):

[h]a2-e u4-da m[a2-an-na]

ka2-gal ni3-ul-la Unugki Kul-aba4ki-@ e3 x [ ]

ab-ba-uru @a3-ku@2-u3 [ ]

bur-@ u-ma ad-g[i4-gi4 ]

guru@ -e a2-[hi@tukul-la ]

di4-di4[-la2 @a3-Cul2-la ]

"Cегодня я ла[дью Ана]

К древним воротам Урука, Кулаба [привела !]

Старцам города покой [я пожалую !]

Старых женщин совета[ми я одарю !]

Юношам силу [оружия дам !]

Де[тям радость сердца подарю !”]

Стало быть, речь идет о том, что МЕ, привезенные Инанной из Эреду, способны обеспечить священный брак Инанны и Думузи, привести в город изобилие и наделить людей всех возрастов необходимыми для их возраста качествами. По сути, возвращение Инанны с МЕ обновляет жизнь Урука, и в честь этого обновления в городе устраивается праздник. Во время праздника царь колет для богини много быков и овец, поит народ пивом, в честь Инанны гремят литавры и звучат хвалебные песни (II 4 131-138).

Приведенные нами данные текста весьма недвусмысленно говорят об одном — поскольку священный брак и определение судеб срединного мира совершаются в Шумере весной и в Новом году, то и сам праздник в честь Инанны должен быть весенним новогодним праздником. В этом случае можно предположить, что неудавшийся брак с Думузи и визит в Эреду совершаются перед Новым годом (ориентировочно - в двенадцатом ниппурском месяце), а возвращение в Урук и чествование уже являются частями собственно новогоднего праздника, кульминацией которого должен быть священный брак с Думузи в гипаре Кулаба.

Как нам уже доводилось писать в статье о путешествиях богов, все без исключения известные тексты путешествий связаны с получением МЕ от предка, интронизацией царя и весенним новогодним праздником. Не должна составлять исключения и фабула нашего текста (Емельянов 2000, 74-75, 81). Если же это так, то возникает резонный вопрос: почему же Инанна не получила МЕ от своего отца как все остальные боги — то есть, через кормление предка и его последующее благословение ? Ответ на этот вопрос, по нашему мнению, лежит в сфере представлений о характере этой богини. Во всех шумерских текстах Инанну отличает коварство, вероломство и сильное тщеславие. В "Нисхождении Инанны” правители Подземного мира опасаются, как бы Инанна не захватила в нем власть. В "Энки и устройство мира” Инанна в резкой форме заявляет Энки свои права на МЕ. Во множестве других текстов Инанна добивается своего силой и нередко мстит за нанесенные ей обиды (например, "Инанна и Шукаллетуда”, "Гильгамеш и Небесный Бык”). В характере этой богини поступать "не как все”, требовать для себя больше положенного, добиваться своих целей, минуя законы. Вероятно, поэтому в замысле создателей текста "Инанна и Энки” она и должна была не получить МЕ по праву, а выкрасть их хитростью и впоследствии уже не отдавать (несмотря на все просьбы причалившего в ее город Энки).

Реконструируя первоначальный ритуал путешествия Инанны в Эреду, мы должны хорошо понимать, что перед нами только лишь аранжировка ритуала, и реалии переплетены в тексте с фантазией составителей. В частности, вряд ли в подлинном ритуале Инанна могла погружать в ладью МЕ лжи, разрушения дома, тушения огня, нисхождения в Подземный мир и тому подобные невещественные сущности. Вполне возможно и то, что история о переносе МЕ из Эреду в Урук, записанная в шумерской школе, служила чем-то вроде исторического рассказа о том, как в Эреду прекратилась жизнь, и в таком случае на реалии городского ритуала наслаиваются идеологические конструкции времени записи текста. На эту же мысль наводит и странный колофон, из которого ничего нельзя узнать о функциональной роли этого текста (вполне возможно, бывшего искусной имитацией подлинных гимнов). Но как бы то ни было, представленные нами факты позволяют предположить, что самый ритуал путешествия "ладьи Ана” к Энки за МЕ происходил весной, накануне Нового года, и возвращение Инанны с МЕ в родной Урук обеспечивало новогодний праздник, кульминацией которого был священный брак Инанны и Думузи в гипаре Кулаба. Что же касается многочисленных упоминаний о жертвах "ладье Ана”, то собранные сведения, если верить списку соответствий между городскими месяцами, указывают на связь между "ладьей Ана” и праздниками равноденствий и солнцестояний. Природу и символику этих праздников в традиции Урука еще предстоит выяснить.

Addendum

В письме от 23 октября 2000 г. первый издатель и исследователь нашего текста Г.Фарбер-Флюгге высказывает свое мнение по поводу данной гипотезы. Она пишет: "I personally don't think that Inanna and Enki or Enki and the World Order belong in the Inanna-Dumuzi-Cycle. I rather think that the transfer of the me has to do with a political shift than with a sacred marriage cycle”. Никаких аргументов в поддержку своего мнения автор письма не приводит.

Библиография

Емельянов 1999 — Емельянов В.В. Ниппурский календарь и ранняя история Зодиака. СПб; 1999

Емельянов 2000 — Емельянов В.В. Шумерский космогонический миф "Путешествие Нинурты в Эреду” // Ассириология и египтология. СПб; 2000. С. 71-83

Емельянов в печати — Емельянов В.В. Шумерский космогонический миф "Энки и устройство мира” // Петербургское востоковедение 10 (в печати)

От начала начал — От начала начал. Антология шумерской поэзии в переводах В.К. Афанасьевой. СПб; 1997

Alster 1974 — Alster B. On the Interpretation of ‘Inanna and Enki’ // Zeitschrift fur Assyriologie und vorderasiatische Archaologie 64 (1974), p. 20-34

Falkenstein 1964 — Sumerische Religiose Texte // Zeitschrift fur Assyriologie und vorderasiatische Archaologie 56 (1964), s. 44-130

Cohen 1993 — Cohen M.E. The Cultic Calendars of the Ancient Near East. Betheshda, 1993

Klein 1990 — Klein J. Shelepputum, a hitherto unknown Ur III princess // Zeitschrift fur Assyriologie und vorderasiatische Archaologie 80 (1990). P. 20-39

Farber 1995 — ‘Inanna and Enki’ in Geneva: a Sumerian Myth Revisited’ // Journal of Near Eastern Studies 54 (1995), p. 287-292

Farber-Flugge 1973 — Farber, Gertrud, Der Mythos "Inanna und Enki" unter besonderer Berьcksichtigung der Liste der me. (Studia Pohl, 10) Biblical Institute Press: Rome, 1973

Vladimir Emelianov ‘Inanna and Enki’: the text and its ritual’

The article deals with the problem of the ritual foundation in the well-known Sumerian text about Inanna, Enki and ME’s. The main supposition is that it may be the text of the New Year and Sacred Marriage cycle, its main events belong to the spring season near equinox. Also the hypothesis of J.Klein - M.E.Cohen about Inanna’s ship and the winter solstice is discussed here.





Источник: http://asakku-demon.narod.ru/
Категория: Арменоведение | Добавил: arevazian (07.12.2013) E
Просмотров: 1055 | Теги: Эреду, ана, между, Урук, Емельянов, Enki, мира, Inanna, Энки, ритуал | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright © 2009-2012 Arman Karleni Revazian, Erevan, Armenia. All Rights Reserved.