Завершился очередной Международный шекспировский фестиваль. Что он дал в этот раз, чего мы достигли и что упустили, на что можем надеяться в будущем? Председатель СТД Армении Акоп КАЗАНЧЯН подводит итоги фестиваля...
— Что касается упущений, то, понятно, без этого не бывает, это в порядке вещей. Я все это прекрасно вижу и анализирую, стараясь избежать их в будущем. Но при всем этом можно сказать, что фестиваль состоялся и в прямом, и в переносном смысле. И это факт! Об этом свидетельствуют многочисленные отзывы, в том числе и прессы, которая отметила высокий уровень фестиваля.
— А были трудности? Мероприятие ведь немаленькое.
— Мы, увы, находимся очень далеко от центров мировой культуры. Тем не менее на фестиваль приехали 130 человек из разных стран. Они прибыли со всем своим реквизитом и прочим, и прочим, впрочем оргработы столько, что невозможно перечислить. Требуются большие усилия. Я уже не говорю о бессонных ночах. Но все это за кадром, все это забывается. То, что мы сделали, стоило всех этих усилий.
— Организаторы любого фестиваля стараются пригласить как можно больше звезд. Они приехали и к нам. Достаточно назвать имена Калягина и Ирины Брук. С ними было трудно договариваться?
— Нет, нет. Как раз напротив, это, наверное, единственное, для чего не нужно было прилагать особых усилий... Ровно наоборот. Не забывайте, это люди высокой культуры. Они амбициозны в профессии, но просты в общении. С ними надо просто связаться и пригласить — и они с удовольствием приедут. К нам хотели приехать многие признанные в мире коллективы, но, к сожалению, кризис не позволил. Дело в том, что, согласно нашим договоренностям, половину расходов должны были оплатить они сами, чего, к сожалению, не смогли сделать. Была бы возможность, мы бы с радостью восполнили этот пробел, но и у нас этих средств, понятно, нет. Что касается именно Ирины Брук, так тут все еще проще. В ее театре есть актеры-армяне, которые внесли свою лепту, что помогло общему делу.
— Есть победители фестиваля?
— Конечно же нет. Ни на одном серьезном фестивале победителей не бывает, возьмите тот же Чеховский или в Авиньоне. Мы преследуем цели совсем иного порядка. В первую очередь это праздник. Праздник, который придает животворный тонус театральной жизни страны, воспитывает грамотную публику. Создаются мосты, что очень и очень важно, кроме того, не надо сбрасывать со счетов политическую составляющую, ведь повышается рейтинг страны в глазах международного сообщества. Несколько лет назад в Армению прибыл Гарэт Армстронг. Он был так удивлен и так восхищен, что даже отказался от обещанного ему гонорара. Уехав на родину, он в интервью CNN восхищенно говорил об Армении, говорил о том, что многое о ней слышал и всегда хотел посетить, но то, что он увидел, превзошло его ожидания. Словом, давал самые высокие оценки. А это дорогого стоит.
— Фестивали — это своего рода реклама. Вы ведь и сами сказали, что создаются мосты. Наши театры получают какие-либо приглашения?
— Ничто бесследно не прошло — например, после фестиваля "Арммоно” 15 наших актеров гастролировали по миру и привезли домой множество призов. Арам Оганесян удостоился Гран-при во Вроцлаве. Дело дошло до того, что многие уже говорят: "Когда участвуют армяне, то все уже ясно”. На шекспировский фестиваль в Гданьск поедет ТЮЗ, поедут на гастроли и Драмтеатр и Театр музкомедии. Есть приглашения от очень авторитетных фестивалей. В августе была проведена театральная конференция, на которой было решено активизировать сотрудничество между странами и объединить усилия. В результате была принята обширная программа действий. В это объединение помимо Армении вошли Англия, Германия, Венгрия, Румыния, Польша, и, я думаю, список увеличится, поэтому на будущий шекспировский фестиваль приедут ведущие театральные деятели из очень многих стран, и это придаст качественно новый импульс.
— Недавно мне попалось интервью актера театра Ирины Брук Жирайра Папазяна, в котором он рассказал о том, что при постановке в Париже какой-то армянской пьесы французский чиновник справился о том, какое участие принимает правительство Армении. Мол, Франция не обязана финансировать армянскую культуру.
— Вопрос глупейший. Абсурдный. Мне, моим коллегам никогда не приходило в голову сходить в английское посольство и требовать деньги за постановку Шекспира. Шекспир не принадлежит англичанам, он принадлежит всему миру и говорит он на разных языках. Искусство не имеет границ и не знает национальностей. Одним словом, это был невежественный чиновник.
— Фестиваль — одно, реальная театральная жизнь — другое...
— Да, конечно. Еще несколько лет назад ситуация в театральной жизни казалась катастрофичной. Мы были озабочены кадровым вопросом. Сегодня все в корне изменилось. Появились талантливые молодые актеры и режиссеры, которые, я верю, через пару-тройку лет поднимут качественный уровень армянского театра. Я желаю, чтоб они не искали легких путей и не забывали, что в основе всего стоит классический, психологический театр, чтобы прочувствовали это, чтоб умели это и только уж потом бросались экспериментировать. Эта псевдоглобализация, которая пытается втиснуться в культуру, на самом деле губит Сарьяна, Хачатуряна, Аджемяна, Комитаса, представляя нам какие-то странные ребусы и мертвые манекены. 100 лет люди голову ломают над "Черным квадратом” Малевича, а мне это совершенно безразлично, потому что это не более чем авантюра. В музее Эдинбурга я стоял перед картинами Гойи и Рембрандта и вдруг обнаружил, что полтора часа стою и смотрю на них потому, что там есть живая душа.
Как руководитель СТД, выделять тот или иной театр я не имею права. Кто-то действительно радует, кто-то огорчает, потом все меняется местами. В театральной жизни все очень сложно. Поэтому, когда мы говорим, что наши актеры не должны размениваться на телесериалы, мы прекрасно понимаем, что это делается не от хорошей жизни. Нет сегодня у театров возможности выплачивать актерам серьезные гонорары. Тем не менее надеюсь, что в скором будущем и эта проблема отойдет в прошлое...
Беседовал Арман РЕВАЗЯН

.

Дата ( 26.09.09 12:55 )