МАКАРАЦ

 Арман Ревазян
Вы вошли как:- Гость | Группа "Гости"Приветствую! Гость

Facebook

ПОИСК










Каталог статей

Главная » Статьи » Журналистика


Действующие вопреки

Московский Армянский Театр под руководством Славы Степаняна прибыл в Ереван вечером 26-го. Поселились в Доме Москвы, где на следующий день предстояло сыграть спектакль «Вай-Вай или.. вояж по армянски». Времени всего ничего, а сцена совершенно не приспособлена. Это уже потом, во время фуршета, уставший режиссер вздохнув признается мне: «Даже кулис не было! Спасибо Акопу Казанджяну, и коллегам из театра Сундукяна в последний момент выручили.. Я уж не говорю про свет и звук. Ребята нервничали и первый акт чуть было не провалили, но потом.. Да вы ведь и сами видели, что произошло.

 

Я внимательно вглядывался в уставшие лица актрис; совсем еще дети, а как из пике вырулили, да еще и овации сорвали... Многочисленные хвалебные тосты без лицемерия были заслужены. К полуночи гости разошлись. Из их числа один только я остался в ожидании давно обещанного интервью. Молодежь шустро разобрала со столов канапе и разбрелась по номерам.. Искусство искусством, а кушать надо, да и спать пора, завтра снова на сцену.. Наконец можно брать интервью...
Маэстро падает в кресло. Понимаю, что я последний на его пути ко сну, но вместо того, чтобы испариться, задаю вопрос:
- Вай-Вай» это что? Эксперимент под влиянием Вашего учителя Параджанова или свой собственный почерк? Усталости как не бывало....
- Не хочу быть похожим, но говорят «теленка к какой корове не подведи, к той и привяжется», ну и потом наша дружба с Параджановым состоялась главным образом потому, что я оказался способен видеть то, что видел он. Параджанов, Паззолини, Гротовский, они все мои учителя, но с Параджановым меня связывают все видимые и невидимые нити. Он крестный моего сына и словно везде присутствует.. Его дух витает в нашем театре! Что касаемо экспериментов, то да действительно я люблю экспериментировать, люблю многостильность, постмодерн, все такое актуально яркое, но это не значит, что я противник академического. Спектакль «Суд идет…» это классическая постановка сделанная по всем правилам жанра, но всему свое место, да и скучно без экспериментов. Когда я начинаю работать над новой постановкой, то понятия не имею как это в итоге будет выглядеть.. Высшая правда в том, что режиссер должен знать, что именно он хочет сказать, но ни в коем случае как, потому-что когда в театре исчезает лабораторный дух, то исчезает и сам театр..?

-Вы не думаете, что турки могут обвинить Вас в разжигании межнациональной розни? Лица турков прикрыты лохмотьями, а все остальное так неприкрыто отрицательно...

- Значит Вы еще не переварили увиденное.. Пьеса Тер-Алексаняна «Вай-Вай» это самокритика, которая не устарела и в наши дни.. Кстати это подарок от Арпи Ованесяна, ученика Гротовского и ассистента Питера Брука. Он нашел эту пьесу на острове Святого Лазаря в библиотеке конгрегации мхитаристов. Мы с Нелли Шахбазовой, нашей заведующей по литературной части, с трудом перевели ее на русский со старо-тифлисского диалекта. Она о нашей склонности поедать самих себя когда нет опасности (помните бабка кричала своим «В гробу я вас видела!»), и о склонности объединиться только тогда, когда нам угрожают. О том, что к Богу мы стали обращаться лишь тогда, когда нам очень плохо! Знаете почему армяне остались армянами? Да потому, что мы жили под постоянной угрозой и с клеймом «чужие». Даже в Грузии, где к армянам в общем-то относятся неплохо, все равно присутствует понятие «Чужой».. Не будь этого мы бы давно ассимилировались. Существует необходимость в том, чтобы мы научились объединяться и ходить в церковь не только в минуты опасности.. Помните, что в самом конце герой говорит турку фургонщику? Он говорит- «Гардаш спасибо, что целым и невредимым довез мою семью до церкви..», а их прикрытые лица, это знаковая постановка. Мы ведь не видим их лиц не из за лохмотьев, а потому-что не хотим даже смотреть. Мы видим только то, что привыкли видеть – собирательный образ османа с ятаганом, и ни одного из тех 30 000, которые вопреки немалым опасностям попросили прощения, называя нас своими братьями. Вы можете себе представить, какую надо было иметь смелость сказать это в Турции? Их еще мало, но они те самые турки, лица которых мы должны увидеть и признав в них себе братьев протянуть руку.. В мире есть и старые и молодые народы. В молодости каждый совершает ошибки, порой ужасные. Турция взрослеет и свидетельством тому те самые 30 тысяч наших братьев. Наша задача помочь им объяснить своим соплеменникам, что для Турции настала пора зрелости и что не следует уподобляться несовершенолетним преступникам, но и немаловажно нам самим понять, что трудно жить без прощения. Не прощенный грех несет болезни и надо быть готовым прощать. Да резали, да убивали и не каждому дано понять, что это значит для нас и какая мука иметь то, что мы имеем в своей генетической памяти, но правда в том, что надо помогать человеку стать Человеком.. И разве теперь кто-то может спорить, что среди турок есть настоящие Человеки? Важно, что мы говорим не с позиции жертвы, мы говорим как сильные (это разные вещи говорить как сильные или говорить с позиции силы). Сильный человек имеет право и возможность прощать и должен прощать. Я с ужасом представляю себе, что было бы потерпи мы поражение в Карабахской войне.. По крайней мере мы бы обо всем этом не говорили. Я сегодня полностью поддерживаю Сержа Саркисяна.. Без всяких... Он молодец. Каждый народ заслуживает своего президента и мы его заслужили. Надо сплотиться вокруг него и поддержать. Он делает правильный шаг, а стояние на месте это стояние на болоте..
- Не рискованно было приехать в бурлящий театральной жизнью город, да еще к избалованной недавним шекспировским фестивалем армянской публике?
 - Этот вопрос не к нам (смеется). Вы уж не забывайте, что наш театр находится в городе с одним из самых богатейших театральных традиций мира. Мы рискнули основать театр в Москве и достигли признания, завоевали сердца своих зрителей. Кто и что еще может помешать нам? Другое дело, что мы действительно хотим быть замеченными в Армении. Не только публикой, но и театральными деятелями, чиновниками от культуры, общественными деятелями.. Хотим, чтоб и здесь узнали про нас, чтобы обратили на нас внимание, чтоб потратили совсем немного своего драгоценного времени на нас.. В Москве стоит только обратиться к кому-нибудь и у всех находится время... Костолевский, Петренко, Михайлов, Кабо, Гущин, всех не перечислишь, в своем плотном графике находят время для нас, а кого мы увидели здесь? Неужели трудно понять, что совсем еще молодой театр, в одной из театральных столиц мира решает множество армянских проблем. Это и языковая проблема, это и приобщение диаспоры к своей культуре, это и популяризация армянской культуры в России, это и нейтрализация негативного отношения. Мы разъезжаем с гастролями по России, и везде и всюду говорят – «Надо же в России есть армянский театр..». Мы как магнит притягиваем к себе творчески мыслящих людей и мы видим как меняется отношение к армянам, как этот собирательный образ армянина, в глазах россиянина, обретает гораздо более привлекательные черты.. Да почему только для россиян? Мы ведь выезжаем на гастроли и за пределы России, чего только не стоят наши гастроли в Белорусию, организованные исключительно благодаря Армену Хечояну (журнал «Анив», Минск). Потом был Дижон, а вслед за тем был фестиваль в Гренобле (Франция).
-Помимо молодости, состав Вашего театра отличается интернациональностью...
- Да, уж кого только у нас нет, армяне Карабаха, Тбилиси, Баку и России, осетинка, украинка, русские, были греки, кореянка, даже две азербайджанки были.. Вышли замуж, уехали. В театре царит потрясающая атмосфера. Одна из наших русских актрис жалуется, что ее друзья говорят будто у нее появился армянский акцент.. Вы не представляете, как приятно работать в такой атмосфере... Да и зритель теперь тоже разный. Раньше 90% были армяне, теперь от силы 20-30%. Звонят москвичи всех национальностей и заказывают билеты. Если не бывает, обижаются. А ведь все это плод работы совсем молодых актеров. Самым старшим нет и тридцати, а носят на себе груз старшего театрального поколения, а ведь им еще необходимо окрепнуть, набраться опыта, надо, чтобы они играли у самых разных режиссеров. Надо, чтобы к нам приезжали режиссеры из Армении и ставили свои спектакли, это поможет и нашим актерам и армянским режиссерам, ведь что не говори, а постановка своего спектакля в московском театре, это хороший задел для любого режиссера.. Надо только захотеть!
- Ваш театр находится в прославленном доме господ Лазаревых, это как то влияет на Вас, или может обязывает?
- Когда пришла идея основать театр, у меня за спиной был груз 20-ти летней работы в армянском театре Тбилиси, где кадровая проблема была одной из самых острейших. Я понимал, что без ее решения любой театр обречен. Мы вместе с Нелли Шахбазовой взялись за организацию театральной студии для подготовки собственных кадров. Во многих серьезных и сложных вопросах, которые возникали и возникают сегодня у студии и театра помогал и помогает Смбатян. Мы даже не предполагали насколько схожи наши подходы с тем, что делали наши гениальные предки: Ставили здесь свои спектакли и заботились о студии Вахтангов и Симонов, еще малоизвестный Арам Хачатурян писал музыку для спектаклей и даже Станиславский, ратуя за создание армянского театра, ставил здесь спектакль по Шекспиру. В студии училисьТургенев, Дживлегов, Вахтангов, Хачатурян ( это неверная информация, т.к. Тургенев учился в Лазаревской гимназии, Дживилегов в Лазаревском институте востоковедения, а Вахтангов работал в студии). Прославленный ереванский театр Сундукяна, Бакинский и Степанакертский армянские театры состоялись на плечах выпускников именно этой театральной студии. Словом, это намоленное место! Так, что конечно влияет и конечно же обязывает...Сегодня в нашей студии преподают лучшие специалисты из лучших театральных вузов Москвы так, что мы смело смотрим в будущее, знаем к чему стремимся и знаем что у нас за спиной.

 Выйдя из вестибюля Дома Москвы, мне в какой-то момент показалось, что нахожусь в Москве. Может это из за дождя, может это из за широкого и хорошо освященного проспекта, а может из за колонн... И еще было и чувство невыносимого, материализовавшегося в груз одиночества, когда-то не позволившего завершить начатое. Не хватило совсем чуть-чуть – понимания и одобрения, которые сейчас так нужны маленькому коллективу действующих вопреки.......

Арман Ревазян

 

 

 




Категория: Журналистика | Добавил: arevazian (26.04.2011) E
Просмотров: 670 | Теги: Слава Степанян, Московский Армянский театр, Нелли Шахбазова | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright © 2009-2012 Arman Karleni Revazian, Erevan, Armenia. All Rights Reserved.